70.67   $ 64.2     62.53

«В поисках Соломонова решения». Специальный репортаж Марины Ковалёвой. О ситуации с реорганизацией салехардского тубдиспансера

Все новое не всегда вызывает положительную реакцию, даже если идет во благо. Так устроен человек, потому что он просто привык. Год назад в Салехарде заговорили о закрытии старого туберкулезного диспансера. Здание холодное, аварийное, а в Харпе есть альтернатива  – причем в капитальном исполнении. Лечение, уход, горный чистый воздух, но не тут – то было. Больные покидать столицу округа не хотят, называя самые разные причины. Кто прав – кто виноват?

Жаркие споры по поводу закрытия отделения тубдиспансера в Салехарде не утихают уже почти год. Сейчас вопрос решен и обжалованию не подлежит. Больные из круглосуточного стационара переезжают в Харп, а сама больница в поселке станет подразделением окружного тубдиспансера. С 1 сентября учреждение на Игарской прекратит существование. Чем ближе эта дата, тем выше градус недовольства. Официальная причина реформы: здание не соответствует нормам. У больных с лекарственной устойчивостью должно быть свое отделение и боксированные палаты. Сделать это в деревянном здании в Салехарде  - полнейшая утопия и прорва для бюджетных денег.

«На тот период, когда строилась и харпская больница и планировалось, что будет строиться новый туберкулезный диспансер, количество туберкулезных больных было намного больше. за последние годы количество этих пациентов снизилось, снижается и сейчас - нуждаемость в количестве туберкулезных коек, которые существуют на сегодняшний день, ее просто нет. То есть мы понимаем, что эти койки наполовину простаивают, они не заняты постоянно», - рассказал Сергей Новиков, директор Департамента здравоохранения ЯНАО.

Заболеваемость в округе за последние 15 лет снизилась в 2,5 раза. Из 40 коек стационара занято чуть больше половины. И многие из них – те, кто наотрез отказался лечиться в Харпе.

- Я уехал оттуда, сейчас здесь вот лежу, капаюсь, и себя намного лучше чувствую, чем там. Там вообще нет никакого соответствия лечения, питания, таблеток.

- Например, чем там кормили?

- Рис - такой комок и котлета рыбная. Рис слипшийся, как пластилин - все, вот она еда. Ее невозможно есть. И запах такой, испорченный, - рассказывает пациент Аркадий.

- Лекарства – капельницы, я сам себе кое-как выпрашивал. - говорит другой пациент Алексей.

- Что значит, выпрашивали капельницы?

- Ну, мне только таблетки давали для поддержки - так, толком не лечили, можно сказать. Они там как лечат - таблетки дают, а фартанёт-не фартанёт, а если организм не справился, то «всё».

Оба этих пациента не собираются возвращаться в Харп. Говорят, поедут домой, в поселки. С не долеченной чахоткой. Юрий ни лица, ни имени не скрывает. Самое страшное для него уже позади: в Салехарде его вытащили с того света. А из Харпа мужчина не ушел: увезли на носилках.

«Я лечился там полтора года. И лечение вообще не в лучшую сторону было, а наоборот. Бдительность только мою усыпляли. Просто умирал заживо, можно сказать так. Приехал в Салехард 30 января и лег в больницу сразу и с января месяца я уже стою на ногах перед вами, спокойно разговариваю. А там я не мог не то, что ходить, а 2-3 слова сказать», - вспоминает Юрий.

В каждой истории болезни нужно разбираться отдельно – уверяет главный ямальский фтизиатр. Но то, что случай Юрия не исключение из правил, осторожно говорят медики салехардского отделения.

«Не единичные, больные идут сюда, много идет больных из Харпа. Где там неэффективно леченные, здесь имеем эффективность лечения».

С каждым носителем палочки Коха, отказывающимся ехать в Харп, проводится личная беседа. Медицинское руководство пытается донести мысль, что грядущие перемены  - это не просто переместить больных из точки А в точку Б.

«Когда они реорганизуются, будут наши - начмед будет ездить туда раз в неделю туда под контроль. Я буду ездить. У нас будет контроль кухни и так далее и так далее. Сейчас они уже на контроле стоят, просто это будет рабочее место, а сейчас наша главная сестра не может туда ездить. С проверками - да, по жалобе, мы отреагировали - сходили и проверили, а будет уже целенаправленно в еженедельном режиме контроль, если надо - чаще. Контроль кухни, лечения и так далее», - говорит Катерина Кузнецова, главный врач ГБУЗ «Ямало-Ненецкий окружной противотуберкулезный диспансер».

Медицинский персонал со дня на день начнет получать уведомления о сокращении. Врачам нашли работу в Салехарде, медсестрам дали выбор: поехать в Харп или перейти в другие столичные медучреждения. В последнем случае они теряют надбавки за вредность. Несколько человек согласились на переезд. Для них готовят жилье. Ставок санитарок не нашлось. Эта категория в подавляющей массе пойдет под сокращение.

«Исходя из безвыходности едут люди, куда им деваться еще - поедут. Все хотели бы, конечно, чтобы отделение осталось, коллектив уже наработанный за столько лет», - сказала Матрена Тусида, медсестра стационарного отделения окружного противотуберкулёзного диспансера.

Харп. Первым делом нас ведут на кухню. Здесь чисто и действительно вкусно пахнет. Подходит время обеда. Будет куриный суп, овощное рагу и салат из свежих овощей. Пациенты едят в палатах или столовых. И сегодня явно не без удовольствия. А съемочной группе предлагают наведываться почаще.

«Сегодня вы пришли, нам даже салат дали. А так - это очень редко. Если дадут свеклу без ничего, тёртую - то это не еда, извините», - считает одна из пациенток.

Хотя признают, вкусы у всех разные. Мало, кто любит паровые котлеты, но все понимают, что они полезней жареных. Меню в больнице составляется на неделю вперед. Шестиразовое питание.  Здесь особый рацион – высокобелковая диета. Например, каждый кашлящий пациент в сутки получает 176 граммов мяса. Это больше, чем больницах другого профиля.

«То, что они хотят есть, например пельмени, мы не можем им давать и не должны, потому что это лечебное питание - оно должно быть в соответствии с лечебным рационом», - поясняет Светлана Пономарёва, диет-сестра туберкулёзной больницы ЯНАО, посёлок Харп.

Персонал удивляется жалобам – ведь постоянно просят добавку. Хорошее питание при этой заразе – залог выздоровления. Да и против фактов не попрешь. Вот, дама, что не жалует свеклу, за два месяца хорошо прибавила в весе: «то есть, она поправилась при «плохом» питании на 6 килограмм», - отмечает врач.

А этот ролик будоражит интернет. Истощенная пациентка уверяет, что до состояния узника Бухенвальда ее довели в Харпе. Больничная карта говорит об обратном:  при поступлении девушка с тяжелой формой чахотки весила 37 килограммов. За 2,5 месяца ей помогли набрать 4 килограмма. В отказе от лечения в поселке: в Салехарде смогут навещать родственники. Это аргумент всех противников со столичной пропиской. Но ведь как-то смирились с разлукой больные из дальних уголков округа?

- Я, допустим, с Красноселькупа сюда приехал. У нас там такого лечения, как здесь, такого ухода, как в данном учреждении, нет. Я обращаюсь к медперсоналу, «то забеспокоило, это» - они реагируют сразу.

- А отношения с врачами, медсестрами какие?

- Порядочно, на «вы», - сказал Андрей, пациент туберкулёзной больницы ЯНАО, посёлок Харп.

Это и есть те боксированные палаты, наличие которых требуют санитарные нормы. В Харпе они есть. И здание здесь капитальное. Оборудование современное. Свой этаж займут пациенты с диагнозом ВИЧ+туберкулез. Отдельный этаж для устойчивых к лекарствам. Больница строилась с расчетом на 90 коек. Половину за ненадобностью убрали. Теперь возвращают на место. Признаются: были проблемы с медикаментами от сопутствующих заболеваний. Ведь туберкулез не атакует организм в одиночку. Сейчас лекарств хватает.

«Для нас 95 пациентов – это не новость. Мы готовы принять - потенциал позволяет, площади позволяют, но есть определённые сложности - руководство будет за 60 километров в Салехарде, я пока не знаю, какими функциями будет обладать заместитель руководителя, который здесь останется. Я думаю, что будет тяжеловато, но мы уже поставлены в такие условия и мы будем справляться» - заверила Елена Бородина, заместитель главного врача по медицинской части туберкулёзной больницы ЯНАО, посёлок Харп.

Туберкулез болезнь страшная, но излечимая. Если случай запущен, лечение затягивается на годы. Нужно терпение и дисциплина. Но шансы на выздоровление есть у всех. Главное, чтобы самим больным не было глубоко накашлять на собственное здоровье. А таких хватает: подавляющее большинство распространителей палочки Коха имеют богатую алкогольную или тюремную биографию.

Новость о переезде пациентов из Салехарда болезненно восприняли и обычные местные жители. Их опасения понятны, туберкулезная больница соседствует сразу с несколькими социальными объектами. Магазин, рынок, детская площадка, а это недостроенное кафе в народе даже прозвали «У Коха».

Если верить статистике, с момента открытия учреждения, уровень заболеваемости в Харпе не меняется – от 2 до 5 человек в год. Два часа в день все пациенты Харпа имеют свободное время. Разгуляться на территории больницы негде от слова «совсем». Путь лежит в поселок. К детским площадкам и свободной продаже спиртного.

«Такие люди - это детский сад, ясельная группа. Им нужна воля. А режим, он и должен быть режим. Врачи хотят, чтобы мы не пили, а лечились. А есть такие люди, которые хотят и рыбку поймать, и, извините за выражение, другое хотят. Надо выбирать - или лечись, или иди пьянствуй», - считает Ильяс Испулаев, пациент туберкулёзной больницы ЯНАО, посёлок Харп.

«В каждом корпусе стоит охрана, которая контролирует выход и приход больных с прогулки. Бывает случаи, что проносят. В таких случаях вызывается доктор, который занимается освидетельствованием на алкогольное опьянение. Он их освидетельствует, вызывается участковый и составляется протокол об административном правонарушении», - пояснил Александр Гувва, врач-фтизиатр туберкулёзной больницы ЯНАО, посёлок Харп.

Именно строгий режим - первопричина саботажа реорганизации пациентами, уверены медики. Тех, кто откажется от госпитализации, обяжут поехать в больницу через суд. Правда, закон таков, что удерживать их в палатах никто не может. Нарушение права на свободу. Конституция, статья 22. Инициативы о принудительном лечении носителей опасных инфекций уже много лет поднимается в Госдуме, но всегда уходит «в стол». Пока этого не случится, победить туберкулез возможно только, если каждый его носитель осознает, какую ответственность он несет за себя и окружающих.

Новости партнеров

Адрес электронной почты редакции сайта: vesti.yamal@yandex.ru. Номер телефона редакции ГТРК "Ямал": 8(34922) 4-14-20.

16+

Государственный интернет-канал «Россия» 2001 - 2019. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-59166 от 22 августа 2014 года, выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Учредитель – Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания». Главный редактор Панина Елена Валерьевна. Редактор ГТРК «Ямал» Косачёва Ирина Макаровна.

Яндекс.Метрика