usd
59.36
eur
69.72
НЕФТЬ
51.08
-2.59%
Вести Ямал
19 марта 2017 | Марина Ковалёва

Где-то много, где-то дефицит. Проблемы и перспективы современного оленеводства обсудили в Якутии

×

×

Мясо на экспорт, шкуры – на качественную замшу. На этой неделе делегаты российских регионов обсуждали в Якутии проблемы и перспективы российского оленеводства. Делегаты совещались, что делать со стадами, когда не хватает пастбищ, как привлечь в оленеводство свежие кадры,  а главное – где взять  денег на развитие отрасли.

Жители ветхого жилья первыми встречают весну, - но совершенно без радости.  Столичные окраины снова тонут в пахучем половодье. Возле  деревянных трущоб бывшего рыбокомбината появились характерные желтые  озера. Их источник - развалившиеся септики. Наследие прошлого отравляет здешнюю  жизнь уже много лет подряд, и конца этому пока не видно.  

У этой замши удивительные свойства – она не боится воды. Исходный материал - шкура северного оленя. Такую замшу умели делать  в позапрошлом веке, но после революции рецепт ее  выделки был безвозвратно утерян. Восстановить уникальный северный  бизнес пытаются в Якутске.

В планах дирекции – освоить современную  выделку кожи. В Европе изделия из нее идут по классу «премиум». Она  мягкая, тонкая, но при этом очень прочна. А пока основной товар фабрики - меховая обувь.

Производство национальной обуви очень трудоемкий процесс. Например, на пошив вот таких женских сапог уходит примерно неделя, для их изготовления требуются камусы 3 оленей, а над каждой парой трудятся 16 мастеров.

Само сырье фабрика закупает в других регионах. И главный его поставщик сегодня – Ямал. В прошлом году из округа  получено  7 тысяч оленьих шкур.  Якутская фабрика – отличный  пример инноваций в оленеводстве. Этот опыт  готовы перенимать и другие регионы.

Опыт Ямала тоже интересен северным соседям. Округ - единственный экспортер мяса в Европу. И единственный, кто собирается сокращать поголовье своих оленей на Ямале - их уже 720 тысяч. Перевыпас пастбищ заставляет, пока не поздно, искать выход из ситуации. Надымский предприниматель предлагает уходить из тундры в  лес. Свое стадо он увел туда 10 лет назад. 

«Это труд, это огромный риск, но кто-то это должен сделать. Я начал строить изгороди потому, что по-другому просто невозможно сохранить оленей и выжить вообще», - делится Михаил Яр, предприниматель-оленевод из Надыма.

Якутия – это огромная территория. Занимает почти 20 процентов России, а оленей тут всего 200 тысяч.  Выпасая животных, местные оленеводы просто  вынуждены  нарушать закон.

«Пастбищ хватает, но не все узаконены. Критериев очень много и мы не осиливаем, например, по кадастровой стоимости оплатить все пастбища. Раньше всё было закреплено, когда мы были государственным унитарным предприятием, а когда закон поменялся, автоматически нас убрали оттуда», - рассказал Владимир Алексеев, директор МУП «Приморский», Булунский район Республики Саха  (Якутия).

Федеральные  законы,  игнорирующие  особенности местных условий,  играют с оленеводами  злые шутки. Запрет на огнестрельное оружие привел тому, что волки в Якутии в прошлом году загрызли 9 тысяч домашних оленей. От голодных хищников, горько шутят пастухи, хоть из луков отбивайся.  Так  и этого нельзя!  Охота с луком в  России  тоже запрещена.

«Раньше, при советской власти, охотились на вертолетах - это давало большой эффект, а сейчас цены на вертолет большие и мы ставим капканы, петли - это не дает результатов. За зиму поймали трех волков. А сколько потеряли оленей? За два месяца  - около 200 голов», - пояснил Анатолий Егоров, директор МУП «Оленексий», Республика Саха  (Якутия).

Парадокс и с законом о страховании. Деньги за страховку животных компании берут. А вот выплачивать  - не торопятся.

«Нас обязывают страховать, мы тратим деньга на это, но  условия, когда идет возмещение, нам не подходят. Например, мы горный регион и были случаи гибели животных от лавин, но нам это все не возмещается. Образование ледяной корки, как следствие – недоступность кормов, тоже не подходит под страхование», - говорит Зинаида Пепе, генеральный директор ГУП ПО «Камчатоленпром», Камчатский край.

Дефицит кадров, низкий уровень жизни оленеводов. К двухтысячному году поголовье северного оленя сократилось в стране минимум на миллион. Его все еще не восстановили. Многолетнее недофинансирование отрасли. Все эти проблемы мог бы решить федеральный закон об оленеводстве. Но он много лет «буксует» в Государственной Думе.

«Я был на рабочей группе, где обсуждалось продолжение закона «об оленеводстве», сейчас он называется «о государственных гарантиях для ведущих кочевой образ жизни». Мы у себя приняли, но все-таки, нам нужно, чтобы оленеводство звучало на федеральном уровне», - сказал Марат Абдрахманов, председатель комитета Заксобрания ЯНАО по развитию АПК и делам коренных малочисленных народов Севера.

«Многие считают, что если мы примем закон о северном оленеводстве, надо будет принимать закон о других «водствах». Я, допустим, не понимаю эту позицию», - говорит Дмитрий Хороля, заместитель председателя Союза оленеводов России.

Чтобы попасть на пленарное заседание съезда, замминистру сельского хозяйства приходится пройти обряд очищения. В этом и есть отличие оленеводства от любого другого «водства». Традиции от экономики тут  не отделить. Заявления федерального чиновника вызывают бурную реакцию. Правительство страны готово возмещать часть затрат инвесторов на дорогую глубокую переработку. Аплодисменты зала. А ямальский опыт должны изучить соседи по северу.

«Ямал сегодня является флагманом, как по количеству поголовья, так и по достижениям, связанным с внедрением переработки. Безусловно, еще не все сделано, но тот опыт, который есть на Ямале, должен быть глубоко изучен всеми остальными регионами», - сказал Джамбулат Хатуов, первый заместитель министра сельского хозяйства РФ.

Глубокая переработка – это курс, выбранный отраслью на ближайшие годы. Сейчас перерабатывается только 60 процентов продукции оленеводства. Остальное – уничтожается. Рынок пантов государством не регулируется вообще. Идеал – безотходное оленеводство - пока недостижим, но стремиться к нему надо.  Разговор об этом  продолжится в Салехарде уже на следующей неделе – на съезде Ассоциации коренных малочисленных народов. 

выбор редакции
вести ямал
события недели
вести арктики
новости культуры
первоисточник
новости партнеров

все новости











мы в социальных сетях